Жизнь Мьянманцев в России

1
Во времена студенчества (обучение в МИЭТе) мне довелось сделать небольшую серию фотографий о жизни иностранных студентов, а именно о Мьянманцах. 2009г…

О том кто такие Мьянманцы и что они делают в России, поможет разобраться интерьвю с сайта Zelenograd.ru:

— Чжо Зо Е, скажите, пожалуйста, к вам лучше обращаться по полному имени или есть сокращенное?

— Чжо Зо Е: У нас нет фамилии, имени, отчества. Просто имя. Мое имя Чжо Зо Е, потому что я родился в понедельник. У нас имя зависит от дня рождения.

— От дня недели, в который человек родился? Это очень интересно, но давайте сначала поговорим о самом факультете. Сергей Андреевич, расскажите, граждане каких стран учатся на факультете? Больше всего студентов из Союза Мьянмы?

— С. А. Лупин: Да, оттуда. Мы каждый год принимаем порядка шестидесяти человек из союза Мьянмы и, наверно, от десяти до тридцати граждан других государств. Сейчас они уже иностранцы — это жители СНГ, Балтии. Несколько человек, как правило, приезжают из Европы и Азии. Это не только русскоязычные граждане, бывают и граждане, которые не знают язык. Наш факультет был создан как раз для того, чтобы помочь ребятам адаптироваться в учебном процессе, который в МИЭТе традиционно ведется на русском языке. Через какое-то время мы хотели бы преподавать и на английском языке для тех ребят, которые не испытывают острой нужды в изучении русского языка, но это пока планы. Сегодня в МИЭТе ведётся преподавание на русском языке, поэтому и мьянманцев, и всех остальных мы сначала обучаем русскому языку, а потом уже они изучают технические или гуманитарные предметы.

— А специалисты по обучению русскому языку входят в штат, в число сотрудников факультета?

— С. А. Лупин: Когда появился многочисленный контингент студентов из Мьянмы, мы привлекли к преподаванию русского как иностранного хороших преподавателей, которые закончили московские лингвистические университеты и имеют опыт такой работы. Сейчас создана кафедра русского языка как иностранного и цель этой кафедры как раз научить ребят говорить по-русски.

— Вы начинаете учиться говорить на русском приезжая сюда или ещё заранее, в Мьянме?

— Чжо Зо Е: В нашей стране заранее шесть месяцев учимся.

— Всё равно какому языку — русскому или английскому — учиться при подготовке? 

— Чжо Зо Е: Для нас лучше английский. Русский язык — самый трудный, но самый богатый язык.

— Специальности, по которым учатся иностранные студенты на факультетах — это обычные специальности МИЭТ?

— С. А. Лупин: Да, мы никаких ограничений не делаем. Ребят из Мьянмы мы учим по заданию министерства науки и технологии Мьянмы, поэтому спектр специальностей ограничен техническими направлениями и факультетами МП и ЭТМО. Кто приезжает в МИЭТ сам, тот выбирает любую из специальностей, которая ему понравится в МИЭТе, в этом случае ограничений никаких нет.

— Как иностранные студенты выбирают конкретную специальность и как проходит поступление?

— С. А. Лупин: Когда приезжает человек, который платит за своё обучение сам, то согласно российским законам мы проверяем его уровень образования. Он представляет нам документы, которые признаются в России… для каждой страны свой вид этих документов, национальный. В России они подвергаются процедуре нотификации, то есть проверке соответствуя их нашему уровню образованию, необходимому для поступления в институт. И если человек не знает русского языка, то есть он совсем иностранец для нас, то, конечно, мы рекомендуем обязательно заняться изучением русского языка на подготовительном отделении в МИЭТе. У нас есть такое подготовительное отделение по русскому языку, где как раз в достаточно сжатой форме можно если не научиться говорить по-русски, то, по крайней мере, начать этот процесс. Мьянманские ребята занимаются русским пол года в Мьянме и потом здесь порядка года, и после этого они, в принципе, готовы к тому, чтобы слушать сложные технические предметы на русском языке.

— Используется ли дистанционное обучение; заранее, тому же русскому языку?

— С. А. Лупин: Нет, так мы ещё не делали, но вообще практически во всех странах есть некие культурные центры, центры русского языка, где желающие могут заниматься русским языком. При посольствах, какие-то клубы…

— Мне кажется, техническая специализация ещё больше усложняет изучение языка. Мало знать русскую грамматику, надо ещё учить и необходимые термины.

— Чжо Зо Е: Да, конечно, сложно. Мы благодарны преподавателям, что имеем возможность заниматься.

— Договор с Мьянмой по обучению студентов — это договор между ВУЗами или между государствами?

— С. А. Лупин: Это межгосударственное соглашение, и государство оплачивает их обучение.

— Cтуденты из других стран оплачивают обучение? Есть те, кто приезжает поступать на общих основаниях на бюджетные места?

— С. А. Лупин: Практически со всеми странами СНГ у России есть соответствующие договоры, в которых установлены квоты — сколько ребят из этой страны могут учиться в России на бюджетных местах, то есть бесплатно. Иногда мы принимаем ребят по рекомендации министерства в рамках этих квот. Если это добровольное желание ребят, самостоятельно выбравших наш институт, то они оплачивают обучение.

— Экзамены для иностранных студентов проводятся не на основе ЕГЭ?

— С. А. Лупин: Нет. Для них в МИЭТе проходит собеседование, цель которого понять серьезность намерений абитуриента, правильно ли он выбрал специальность, хорошо ли понимает на какую специальность идет, что он ожидает — помочь ему с выбором специальности. Но как такового экзамена в нашем понимании ЕГЭ мы не делаем. Слишком разные системы образования даже по странам СНГ, поэтому используются другие формы.

— Чжо Зо Е, скажите, пожалуйста, вы какую специальность выбрали в МИЭТе?

— Чжо Зо Е: Информационные технологии. На кафедре ИПОВС.

— С. А. Лупин: Чжо Зо Е уже закончил обучение и сейчас в аспирантуре. Это очень хороший наш студент, а теперь аспирант. У нас уже шестнадцать человек из Мьянмы защитили кандидатские диссертации.

— Что потом происходит? Они уезжают на родину?

— С. А. Лупин: Да, конечно, они все уезжают на родину. Она заплатила за их обучение, она приготовила и соответствующие рабочие места. Ребята нам рассказывают, чем они занимаются — они преподаватели, готовят у себя в Мьянме уже своих студентов по информатике и вычислительной технике в разных учебных заведениях.

— Приезжая в Мьянму, российский кандидат технических наук превращается в обычного международного «доктора наук», правильно?

— С. А. Лупин: Да, ребята становятся опытными специалистами — ведь аспиранты учатся в МИЭТе не только технике, но и преподаванию. Мы их привлекаем к обучению и своих ребят из Мьянмы, и даже русских студентов — потому что они же уже взрослые, опытные, а педагогическая практика, в том числе и связанная с языком, им очень полезна. Конечно, не всех, но наиболее сильным ребятам это удается.

— Много русских друзей у мьянманцев появляется в МИЭТе или все-таки студенты относятся к вам как к обособленной группе?

— Чжо Зо Е: Друзей есть, много, но общения просто мало.

— Друзья молчаливые?

— Чжо Зо Е: Мы тоже очень любим друзей, но мы мало знакомимся. Мьянманские люди очень скромные.

— Значит вы скромны и не всегда много общаетесь?

— Чжо Зо Е: Я нет, я как раз не скромный:)

— А девушки есть? Какие-то романтические отношения?

— Чжо Зо Е: Пока нет девушки, поэтому приглашаю девушку.

— Вообще бывали случаи, когда у студентов возникали интернациональные семьи?

— С. А. Лупин: Нет, семей у нас не возникало, но ребята дружат с девочками нашими, выступают вместе, когда у нас бывают вечера. Сейчас уехал у нас домой Ко Онг, он замечательно танцевал в паре с нашей девочкой, и всем очень нравилось. Конечно, ребята — это же студенты, насчет любви я не могу сказать, но дружба возникает, и это совершенно нормально.

— Девушки из Мьянмы не приезжают в Россию учиться?

— Чжо Зо Е: Есть в одном институте, но малое количество. Девушки не могут здесь жить особенно, погода холодная.
— С. А. Лупин: Зеленоград выбран из-за того, что наш институт котируется в области электроники, а девчонкам, наверное, правительство предлагает более гуманитарные профессии, например, в медицине.

— Я слышала, что большинство тех, кто приезжает из Мьянмы по правительственной программе — офицеры.

— Чжо Зо Е: Разные есть.

— Студенты из Мьянмы, которые учатся в разных институтах — встречаются?

— Чжо Зо Е: Да, в Москве встречаемся, много знаю.

— Готовясь к интервью, читала «живой журнал» преподавательницы МГУ, которая учит русскому языку студентов из Мьянмы. Она много интересных вещей написала, в частности, по культуре. У вас ведь буддизм? Вы как-то своих религиозных традиций придерживаетесь здесь?

— Чжо Зо Е: Да, буддизм. Каждый день мы сами молимся. Вы же видите, в России нет монастырей, в Москве…

— В МГУ, например, у студентов есть какая-то специальная комната, со статуей Будды, где можно….

— Чжо Зо Е: Тоже есть!

— С. А. Лупин: У них тоже есть такая комната, они сами в общежитии все сделали и оборудовали. И очень соблюдают традиции.

— Бытовые вопросы, с питанием, например, как вы решаете? Готовите блюда своей кухни или это обычные макароны, которые все едят?

— Чжо Зо Е: Да, мы сами готовим обычно, кто умеет. Обычно мы вдвоем, втроем вместе готовим наши блюда.

— С. А. Лупин: А на праздники они приглашают к себе преподавателей и так вкусно нас угощают — просто пальчики оближешь.

— Чжо Зо Е: У нас Новый год в апреле, семнадцатого апреля, мы сами хорошо приготовим наши блюда и тогда я вас приглашу.

— Спасибо большое. А на Дне факультета будет национальная кухня? Вообще, что будет в программе?

— С. А. Лупин: Еды не будет, а будет представление мьянманских традиций. В основном ребята будут петь и танцевать. Причем ведь у нас нет в институте девочек из Мьянмы, так что они будут как в мужские, так и в женские образы переодеваться. Это очень красиво.

— День союза Мьянмы, который отмечается 12 февраля — это национальный праздник? 

— Чжо Зо Е: Это национальный праздник. У нас национальных — сто тридцать пять. Основных народных — восемь.

— Как у мьянманцев с учебой? Получается учиться в МИЭТе?

— Чжо Зо Е: Оценки хорошие, даже отличные.

— С. А. Лупин: У Чжо Зо Е, конечно, отличные оценки. А так, конечно, такие же студенты, как и наши. И троечники есть у нас, и те, кого приходится ругать. Мы не можем сказать, что они прямо такие трудолюбивые, что у нас нет никаких проблем с учебой. С ними есть, как и с нашими студентами. Разницы никакой нет — своеобразный студенческий интернационал. И «сачкуют» вместе и разбираются, когда что-то трудное — тогда, конечно, легко находят контакты. Ребята, увлеченные, предположим, Linux, собираются и уже не смотрят какой национальности.

— Национальность — программисты:)

— С. А. Лупин: Да, день или ночь — они готовы забыть обо всем, на своем общем языке разговаривают.

— Как мьянманцы относятся к перспективе возвращения домой? У вас ведь сейчас военная диктатура. Вам больше нравится общественный строй в России или в Мьянме?

— Чжо Зо Е: Нам очень нравится демократичный — в России тоже. Готовимся к демократичным выборам в этом году.

— Значит от военной диктатуры Мьянма уже уходит?

— С. А. Лупин: То, что мы называем военной диктатурой, я думаю, не совсем корректное название. Скорее оно навязывается, может быть и американскими средствами массовой информации. Если поговорить с ребятами о том, как устроена жизнь, они воспринимают это скорее как положительное явление, которое принесло конец беспорядкам. Воспринимают это именно как временное явление — и вот сейчас будут демократические выборы. В диктатуре была необходимость. По крайней мере, они к этому относятся, как к положительному явлению.

— Значит вы рады будете вернуться домой и никто из студентов не остается в России, например, для работы?

— Чжо Зо Е: Да, очень скучаю по дому.

— С. А. Лупин: Дома ждут мама, папа, брат. У некоторых ребят и дети есть.

— Вас дома ждет какое-то традиционное для вас развитие событий? Жениться во столько-то лет — например, такое?

— Чжо Зо Е: Да, скоро.

— Все, кто приезжает домой доктором наук, быстро женятся:)

— Чжо Зо Е: Они быстро женятся, уже взрослые.

— Удаётся поездить по России, может быть во время каникул?

— Чжо Зо Е: Я путешествовал. Я уже был в Петербурге, в Курске. В Курске два раза, в Петербурге — один раз. На самом деле мне очень нравится Россия. Здесь очень нравится. Зеленоград — очень чистый и красивый город, люди добрые. Я был в Петербурге, Москве и Курске, и сравнение городов… Петербург — это, конечно, самый красивый город это, конечно, самый красивый город, но людей много, и продукты очень дорогие. Курск не очень развивается пока. Зеленоград — нормально. Для нас очень годится.

— Ваши города — как они выглядят, на какие наши города похожи?

— Чжо Зо Е: Похожи на Зеленоград. Столица сейчас Найпьидо — большой город.

— И он похож на Зеленоград?

— Чжо Зо Е: Нет, чуть-чуть больше.

— С. А. Лупин: Не чуть-чуть, конечно, Зеленоград маленький город по сравнению с Найпьидо. И потом трудно сравнивать такой южный тропический город и такой северной город, как Зеленоград.

— Ну, у нас тоже бывает лето:)

— С. А. Лупин: У нас такое лето, как зеленая зима, тоже холодное:)

— Русскую зиму как переносят мьянманцы? Она в этом году морозная…

— С. А. Лупин: Холодно, конечно. Приходится все время им говорить: «Одевайте шапки! Одевайте шапки!» Шапка для них это что-то лишнее, насколько я понимаю, потому что при любом удобном моменте они снимают эту шапку и выходят на улицу без неё. Мы, конечно, переживаем, чтобы не простудились.

— Чжо Зо Е: Знаете, в нашей стране очень жарко, поэтому мы обычно надеваем тонкую одежду. Куртки большие, толстые, очень тяжелые нам очень непривычны, неприятны.

— А ещё шубы бывают… 

— Чжо Зо Е: Да, тоже плохо! :)

— Сергей Андреевич, а вы бывали в Мьянме?

— С. А. Лупин: Нет, только виртуально, в кино. Они мне много показывают фильмов про Мьянму, и по нашему телевидению очень много было интересных передач про Мьянму, про её колониальный период. Сейчас путешествуют ребята — порядка тридцати-сорока человек в год всего лишь в Мьянму ездят из России… Мне кажется это какая-то маленькая цифра, но, по крайней мере, официально такие сведения. И эти ребята в интернете публикуют свои дневники. Сам я пока не был в Мьянме.

— Интересно: студенты приезжают учиться в Московский институт электронной техники, а в то же время в традициях Мьянмы большое внимание уделяется астрологии. Есть астрологи, к которым в повседневной жизни люди постоянно обращаются за советами — когда, что и как нужно делать. Это не возмущает при соседстве с научно-материалистическим взглядом на мир? Астрология ведь даже не религия, а какие-то вообще антинаучные вещи.

— С. А. Лупин: Нет, нас это нисколько не смущает. Буддизм — очень терпимая религия. Она традиционно может сочетать вещи, которые нам казались бы не сочетаемыми. Человек может увлекаться математикой, физикой, понимать материалистичность этого мира и в тоже время верить в некоторую предопределенность судьбы, и одно другому совершенно не мешает.

— Мы в начале говорили про имена. Значит у вас в имени заложен день, в который вы родились?

— Чжо Зо Е: Да, я — в понедельник — Чжо. Например, пятница — это «Тэ», а воскресенье — «Ар»…

— У русских понедельник считается несчастливым днем. Считается, что если родился в понедельник — неудачник.

— Чжо Зо Е: Неудачник — почему? :) А у нас всю неделю хорошие дни.

— С. А. Лупин: Вот это и есть Буддизм. Там все хорошо.

— Если можно, заканчивая интервью, я вас попрошу сказать что-нибудь зеленоградцам — нашим слушателям на мьянманском языке. А потом вы нам скажете, что это означает.

— Чжо Зо Е: [говорит на мьянманском языке]

— Спасибо, а что это было, вкратце?

— Чжо Зо Е: Зеленоградские люди очень хорошие, добрые, поэтому мы очень благодарим вас и желаем вам счастья, удачи, здоровья.

 

comments powered by HyperComments